Вот уже 15 лет, как Жюльен Маринетти идет своим особым творческим путем. Работая в разных жанрах, — живопись, скульптура, гравюра, рисунок — художник нашел свой собственный, уникальный стиль: на стыке скульптуры и живописи Жюльен Маринетти пришел к тому, что он называет синкретизмом в искусстве.

Мастер лепит свои скульптуры — бульдогов, панд, пингвинов, черепа, плюшевых мишек — из глины, а затем отливает их из бронзы. Художник создает свои трехмерные арт-объекты в технике неоэкспрессионизма, как если бы он писал картину на холсте. Таким образом, чтобы понять и прочувствовать все тонкости и секреты произведения, следует обойти его со всех сторон. Все эти арт-объекты, какими бы ни были их размеры — от гигантского формата до реальной величины — уникальны, как и картины, написанные на холсте либо на другом носителе.

Жюльен Маринетти – художник в полном смысле этого слова. Он решительно отказывается от таких упрощенческих решений, как смола, одноцветные изображения, фотошоп и ратует за подлинное, истинное искусство, где технические навыки идут рука об руку с творческим началом.

Мастер пишет, ваяет, рисует, гравирует, рвет, склеивает, разрушает, воссоздавая нечто новое. Он облагораживает самые тривиальные носители – картон, бетон, дерево и прочие разнородные материалы, утилизируя их, изобретая заново, направляя по совершенно иному, неожиданному пути, но всегда находя выход из того причудливого лабиринта, куда заводит его подсознание. Его цветовая палитра, страстное отношение к основным темам истории искусства, эротические, но чуждые вульгарности сюжеты, далекий от политкорректности юмор, новаторская интерпретация древних мифов, то заговорщическое уважение, с которым он относится к своим учителям, завоевали сердца коллекционеров и любителей искусства всего мира, зачарованных его безудержным творческим духом, его неустанным трудом на протяжении многих лет.
Вот уже 15 лет главное, ставшее культовым произведение Маринетти бульдог «Доги Джон», путешествует по всему миру, побывав в таких крупнейших мегаполисах, как Париж, Нью-Йорк, Лондон, Сингапур, а также в других известных местах — Куршевель, Канн, Кальви, Тель-Авив, Марракеш и др. к большому удовольствию многочисленных почитателей его таланта, которые не перестают восхищаться эйфорией его красок и бьющим через край творческим вдохновением, находящим все новые и новые формы выражения.